Глава 14. Мы уже рассмотрели сюжет, который дает нам Стар­ший Футарк в своем традиционном порядке

СОСТАВЛЕНИЕ СВОЕЙ РУНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ

Мы уже рассмотрели сюжет, который дает нам Стар­ший Футарк в своем традиционном порядке. Это свое­го рода история души, духовное странствие, даже не­кая «идеальная модель» развития. Реальность, однако, показывает нам другие сюжеты... Более приближенной к жизни историей, но тоже безусловно своей и мета­форической, окажется результат следующего упраж­нения.


142 Галина Бедненко. Школа рун

Упражнение

Уединитесь, чтобы никто не мешал, и сосредоточь­тесь или расслабьтесь, как.вам удобнее. Возьмите ме­шочек с рунами, тетрадь и ручку. Вытаскивая руны по очереди, одну за другой, описывайте то, что приходит вам в голову. Отпустите на волю свою фантазию...

Это может оказаться лично ваша история, знакомая и мгновенно узнаваемая, и она поведет вас дальше за собой. Или это будет некий условный и сказочный сю­жет. Так или иначе, история окажется для вас значи­мой, повествуя о событиях внешних или внутренних или постоянно возвращая к каким-то темам... Лишь от вас самих и от вашей способности (или желания) от­крыться миру зависит, насколько реалистичным и уз­наваемым или, наоборот, призрачным и причудливым будет сюжет. И на самом деле это не имеет значения, важно лишь составление собственной символической карты существования (прошлого, настоящего или буду­щего — этого не угадаешь заранее), тем более полезной и явственной, чем менее вы будете об этом задумывать­ся в процессе.

Руны следует вытаскивать не случайным образом, а пальцами ощущая, что это именно та руна, которая вам нужна. И класть ее на полотно следует тоже именно так, как вам кажется правильным (смотреть на нее при этом и «выправлять» положение не следует). Поэтому руны вполне могут быть перевернутыми или «слепыми» (тыльной стороной вверх). Как трактовать перевернутые руны, вы уже знаете, а «слепые» руны попробуйте ин­терпретировать как то, что «пока еще скрыто» в вашей истории.

Напомним лишь, что это — значимый сюжет имен­но данного периода вашей жизни. Не стоит воспри­нимать его как фатальное предсказание или прори­цание.


Индивидуальная практика 143

Пример I

«Она чувствовала себя глубоко несчастной и неудач­ливой. У нее было все, во всяком случае многое из того, чему завидовали люди... но чего-то в то же время не хватало. И это вызывало досаду, раздражение, плакси­вость (перевернутая Вуньо).

Ей необходимо было найти какой-то выход из этой ситуации. Сделать что-то неожиданное, возможно дер­зкое, смелое, пожалуй, рискованное. И она на это ре­шилась... (Иваз).

Она пошла учиться сразу двум необычным вещам: верховой езде и танцу живота. Первое считалось непри­личным в ее семье, потому что с лошадьми возятся толь­ко лошадницы, скребут и чистят их, убирают навоз, а потом, «как известно, — говорила ее маменька, — пос­ле верховой езды у девочек ноги становятся кривыми...», и всвое время так и не пустила ее заниматься лошадь­ми. Второе было и вовсе откровенно неприличным, по­тому что добропорядочным замужним женщинам по­лагалось думать о муже, иу ио том, чтобы достойно проводить время, когда супруг отсутствует. А танцы жи­вота... да мало ли к каким желаниям (и более того, воз­можностям!) могут привести танцы живота?.. (Ингуз).



Кроме того, на этих занятиях она познакомилась со множеством других женщин. Некоторые из них были за­мужем, другие оставались в девицах, третьи даже ов­довели или еще хуже того — были разведены или рас­тили детей в одиночку. Но это ее не смущало, ей было с ними весело и интересно, а еще у них было общее дело (Альгиз).

А потом, на конной прогулке, она вдруг встретила Его. Это было ужасно. Она не могла больше ни о чем думать и рассеянно отвечала на все вопросы мужа и родственниц. С Ним ей тоже приходилось видеться до­вольно часто. Они вежливо говорили о погоде и лоша­дях. И ей все время казалось, что они говорят не о том, но что вот-вот что-то случится... или оно уже случилось (Дагаз).



Галина Бедненко. Школа рун


Она поняла, что влюбилась. Она хотела Его так силь­но, что в доме все падало у нее из рук, разбивалось или стиралось в порошок. Ее тело пылало таким жаром, что муж, сославшись на очень жаркое лето, перебрался спать к себе в кабинет (Уруз).

Она чувствовала постоянную жажду, но не ощущала голода. Перестала есть и стала пить только зеленые на­питки. Муж трогательно у нее спрашивал, что слу­чилось, и клал ей каждую ночь на подушку веточки мяты (Науд).

И вот однажды утром, совершенно не в силах вы­носить то, что с ней происходит, она надела зеленое платье, повязала на плечи оранжевую шаль, взяла сум­ку (с деньгами и документами, разумеется... она была уже не девочкой-подростком, которые убегают в ночь без всяких приготовлений) и... отправилась в другой город, где жила ее давняя и, честно сказать, малозна­комая подруга (перевернутая Одаль).



По дороге она заблудилась и оказалась поздно вече­ром в совершенно незнакомом городе. И не знала, куда ей идти (перевернутая Райдо).

Но увидела огни театра и пошла туда, где свет, яр­кость красок, красивые люди и странные маски (Кано).

Она прошла в ближайшую открытую дверь, и это оказался служебный вход. Она побродила среди гри­мерных и за кулисами, пока ее не схватили и не пота­щили переодеваться, приняв за какую-то третьестепен­ную актрису. В светлой комнате, конечно, все поняли, что это совсем не та актриса, но с некоторой беспеч­ностью ее новые товарки решили, что легче надеть на нее парик и выпустить на сцену, чем расшнуровывать корсет, снимать турнюры и искать пропавшую актрису (слепая Йару).

Наша героиня вышла на сцену с круглыми оторопе­лыми глазами и старалась делать то, что делают ее но­вые подруги. Она одеревенела от ужаса и краснела под цвет своему артистическому наряду, хотя иногда, раз­махивая руками и дрыгая ногами, даже попадала в такт. Вообще-то она играла Марионетку (слепаяЛагуз).


Индивидуальная практика 145

После спектакля ей внезапно предложили присо­единиться к труппе. Режиссер решил, что девушка, ко­торая так хорошо изображает деревянную Куклу,.— прирожденная актриса. Такой поворот судьбы был отчасти даже романтичным (такое случалось с герои­нями всяких романов), вдобавок, она впервые начала самостоятельно зарабатывать какие-то деньги (слепая Манназ).

Буквально через пару дней выяснилось, что режис­сер был не настолько наивен, а, наоборот, обыденно хитер. После того как девушка получила от него аванс, он начал ее домогаться и требовать ласк и благосклон­ности. Новые коллеги по ремеслу говорили, что в этом нет ничего особенного, что через это проходит каждая из них, и вообще ему много не надо, особо стараться не приходится (зеркальная Туре).

Тогда она сообщила директору театра свое имя, объяснила, что приехала сюда из другого города, и если общественность узнает, что ее обманом похитили, за­ставили бесплатно работать, а потом насильно принуж­дали к сожительству, то ее любимый дядя — прокурор... ну, она вообще гордилась знанием уголовно-процессу­ального кодекса, особенно части возможных злоупотреб­лений среди сотрудников правоохранительных органов. Это доходчивое отступление сделало свое дело, и дирек­тор решил, что знакомство с родственниками этой жен­щины не входит в его планы (Ансуз).

Довольно сжимая гонорар за выступление у себя в кулачке, она вышла из театра, когда вдруг неожиданно заметила Его. Он выглядел потерянным и рассеянно крутил разбитые очки. Она поздоровалась и назвалась, а затем предложила ему поехать в какое-нибудь кафе и выпить абсента (Эваз).

Выпив абсента и заев- его апельсинами в шоколаде, она пылко призналась Ему в своих чувствах. Он закри­чал: «Я не могу!..» — и убежал. До утра она рыдала за столиком, с тоской язвенника на пирах Лукулла заме­чала красивых официантов и жевала сушеные вишен­ки одну за другой (Хагалаз).



Галина Бедненко. Школа рун


Выйдя наконец на улицу, она решила все же добрать­ся до той самой старинной своей подруги. Быстро нашла ее дом, испугала своим измученным видом, отоспалась, а к вечеру поведала свою душераздирающую историю. Подруга сочувственно кивала, подливала чай с травами и утешала (Гебо).

В этом доме она задержалась надолго, на всю зиму. Меньше всего ей хотелось возвращаться к мужу (Иса).

Ее постепенно охватывала все большая тоска, и за­кончились уже все деньги, которые она могла чисто символически подкидывать своей подруге, возмещая уход, заботу и гостеприимство (перевернутая Фе).

Тогда она решила отбросить хандру и заняться делом. И начала рисовать (а как всякую приличную девочку, ее учили рисовать) картины, а потом продавать их. Карти­ны были довольно странными, наивными и пронзитель­но трогательными одновременно. И люди их покупали с удовольствием (Тюр).

К ней пришла слава. А потом приехал муж. Признал­ся, что у него давно уже есть другая женщина, которая вот-вот родит ребенка, и попросил развода (Сигель).

Она переехала от своей подруги в отдельную кварти­ру. Ей было невыносимо видеть рядом с собой челове­ка, который слишком много знает и про ее поражения, и про путь к триумфам... Так она осталась одна, со сво­ими картинами и небольшой славой (слепая Беркана).

Она часто думала, что с Ним сейчас происходит, где он, — и не знала, что не происходило ничего нового. Иногда она гадала на Него на картах и видела какую-то картину... но и это никак не проявлялось в ее реально­сти (зеркальная Перт).


4790292183166045.html
4790329221617236.html
    PR.RU™