КАК ВЫБИРАЛИ ПЕРСОНАЖЕЙ ДЛЯ ПАМЯТНИКА

Ангел и Россия. Первоначально планировалось изобразить двух ангелов. Но потом у художника Михаила Микешина родился образ России в виде коленопреклоненной женщины в национальном костюме.

Кого изображать на горельефе в числе выдающихся деятелей России? Этот вопрос оказался одним из самых сложных. По двум причинам.

Первая: как выбрать сотню «самых достойных» исторических фигур из периода в несколько веков? Автор памятника Михаил Микешин понимал, что одному ему с такой задачей не справиться. Он обратился к самым видным людям России — авторитетным ученым, историкам, писателям — с одной и той же просьбой: помочь с выбором фигур для горельефа. Микешин написал Соловьеву, Бестужеву-Рюмину, Гончарову, Тургеневу и многим другим. Откликнулись все. Так появились «четверги у Микешина»: каждую неделю весь цвет русской культуры собирался в Академии художеств, чтобы до хрипоты спорить о достоинствах тех или иных «выдающихся деятелей». Эти споры много дали Микешину, но и в каком-то смысле осложнили задачу: слишком полярны были мнения. Окончательный выбор все равно был за автором. И он нашел, возможно, единственно верный выход: выбирать не столько разумом, сколько сердцем. Что-то внутри подсказывало ему, почему на памятнике нужна Марфа Борецкая, но не нужен Иван Грозный, нужен Пушкин, но не нужен Белинский и т. д. Микешин отдавал предпочтение людям созидающего начала, тем, кто любил Россию в себе, а не себя в России.

Второй причиной, затруднявшей выбор персонажей для третьего яруса, была политическая конъюнктура: изобразить человека на памятнике означало публично признать его заслуги. И здесь сталкивались интересы представителей разных общественных слоев. Дискуссии не утихали ни в правительстве, когда шло согласование фигур третьего яруса, ни в обществе, когда проект памятника был опубликован.

Фигуры Гоголя, Лермонтова, Пушкина и Державина облачены в римские тоги. Почему? Они — классики литературы. Пушкин стоит рядом с Лермонтовым и Гоголем и кажется выше них ростом, хотя в жизни он был ниже. Это сделано специально: изменены положения тел Гоголя и Лермонтова, они стоят в наклоненной позе, чтобы Пушкин — «наше все» — над ними возвышался. Это в какой-то степени отражает и отношение публики к этим писателям во второй половине XIX века. Книгочеи того времени были в недоумении. Пушкин — еще куда ни шло. Но Гоголь, Лермонтов — кто это такие? Да, модные однодневки, но зачем они нужны на памятнике? То ли дело Сумароков, Тредиаковский, Херасков — почему их не изобразили?

За то, чтобы на памятнике появился Гоголь, художнику Микешину пришлось побороться. В утвержденном правительством финальном списке Гоголя не было. Однако Микешин на свой страх и риск распорядился подготовить две дополнительные фигуры: Гоголя и… Тараса Шевченко, другого украинского автора, к тому же горячо любимого друга Микешина. Когда о таком «самоволии» художника узнали, разразился скандал. Тогда Микешин обратился с письмом лично к императору Александру II. Несколько длинных и подробных абзацев, написанных убедительным эмоциональным языком, он посвятил Шевченко, доказывая его значение для российской литературы. Про Гоголя же написал один абзац: «Заслуга же Гоголя и его влияние на современную отечественную литературу так велики, что говорить за него я считаю лишним». Император утвердил Гоголя, но не принял Шевченко. Есть версия о том, что Александру II, видимо, было просто некогда читать длинное письмо целиком, поэтому все, что касалось Шевченко, он просто пропустил.



На памятнике нет Ивана Грозного. Фигуры его первой супруги Анастасии Романовой и его помощников протопопа Сильвестра и окольничего Алексея Ада­шева — своего рода «замена», компромисс: совсем не отразить эпоху Ивана Грозного — неправильно, но еще более неправильно изображать в Новгороде царя, учинившего над городом в 1570 году чудовищную расправу: якобы за измену, а на самом деле для «законного» овладения богатствами самого богатого города Руси в период затратной Литовской войны, казнили новгородских купцов.

Фигура Марфы Борецкой,вопреки ожиданиям, не вызвала нареканий в правительстве. Она была женой боярина Дмитрия Борецкого и матерью Исаака Борецкого, оба — посадники Новгорода. Сама же Марфа опосредованно влияла на политику и общественную деятельность. Запечатлеть ее на памятнике означало отдать дань уважения новгородской истории. Кроме того, Александр II готовил реформу местного самоуправления, учреждение земств, а это также ассоциировалась с республиканскими традициями — с новгородским народным вечем.

Фигуру императора Николая I поместить на горельеф Микешину пришлось. Император Александр II прямо спросил художника: «А батюшка?» Микешин пытался объяснять, что, поскольку предыдущий государь умер всего лишь несколько лет назад, слишком рано изображать его на памятнике — ведь чтобы оценить результаты его правления, должно пройти время. По воспоминаниям самого Микешина, Александр II все понимал, не очень-то одобрял политическое наследие отца и не хотел видеть его фигуру на памятнике. Но немалая часть окружения царя считала иначе — и император решил уступить.



Часто вызывает недоумение, откуда на памятнике взялись фигуры литовских князей Гедимина, Витовта и Кейстута? Дело в том, что они боролись на стороне России против Польши, где в это время как раз начались антироссийские выступления националистов, мечтавших о независимости от Российской Империи. Кроме того, наличие этих фигур должно было подчеркнуть исконную принадлежность Литвы к русским землям.

После революции «памятник тысячелетию самодержавного гнета» клеймили за то, что он не отражает исторической действительности — ведь на нем нет изображений крестьян и рабочих. Исключения составляли Иван Сусанин и — с оговорками — сын крестьянина Михаил Ломоносов и сельский старостаКозьма Минин. Но и те «запятнали» себя сотрудничеством с царским режимом.

Государственные люди:

1. Протопоп Сильвестр. 2. Анастасия Романова. 3. Окольничий Алексей Адашев. 4. Патриарх Гермоген. 5. Отрок Михаил Романов. 6. Патриарх Филарет. 7. Царь Алексей Михайлович. 8. Дипломат Ордын-Нащокин. 9. Боярин Артамон Матвеев. 10. Петр Великий. 11. Князь Яков Долгорукий. 12. Тайный советник Иван Бецкой. 13. Екатерина II. 14. Государственный канцлер Безбородко. 15. Григорий Потемкин. 16. Государственный канцлер князь Кочубей.
17. Александр I. 18. Граф Сперанский. 19. Генерал-фельдмаршал Воронцов. 20. Николай I.

Военные деятели и герои:

1. Святослав Игоревич. 2. Мстислав Удалой. 3. Даниил Галицкий. 4. Александр Невский. 5. Князь Кейстут.
6. Дмитрий Донской. 7. Михаил Тверской. 8. Даниил Холмский. 9. Михаил Воротынский. 10. Даниил Щеня. 11. Марфа Борецкая. 12. Ермак Тимофеевич. 13. Михаил Скопин-Шуйский. 14. Дмитрий Пожарский. 15. Авраамий Палицын. 16. Богдан Хмельницкий. 17. Кузьма Минин. 18. Иван Сусанин. 19. Борис Шереметев. 20. Михаил Голицын. 21. Петр Салтыков. 22. Граф Бурхард Миних. 23. Алексей Орлов. 24. Петр Румянцев. 25. Александр Суворов. 26. Михаил Барклай-де-Толли. 27. Михаил Кутузов. 28. Адмирал Сенявин.

Просветители:

1. Святой Кирилл. 2. Святой Мефодий. 3. Княгиня Ольга. 4. Князь Владимир. 5. Святой Авраамий. 6. Антоний Печерский. 7. Феодосий Печерский. 8. Святой Кукша. 9. Нестор-летописец. 10. Кирилл Белозерский. 11. Стефан Пермский. 12. Алексий. митрополит Московский. 13. Сергий Радонежский. 14. Петр Могила. митрополит Киевский. 15. Иона. митрополит Киевский. 16. Святой Савватий. 17. Святой Зосима. 18. Максим Грек. 19. Гурий. архиепископ Казанский. 20. Константин Острожский. 21. Патриарх Никон. 22. Федор Ртищев. 23. Дмитрий. митрополит Ростовский. 24. Григорий Конисский. архиепископ Белорусский. 25. Феофан Прокопович. архиепископ Новгородский. 26. Платон. митрополит Московский. 27. Иннокентий. архиепископ Херсонский и Таврический.

Писатели и художники:

1. Михаил Ломоносов. 2. Денис Фонвизин. 3. Александр Кокоринов. 4. Гаврила Державин. 5. Федор Волков. 6. Николай Карамзин. 7. Иван Крылов. 8. Василий Жуковский. 9. Николай Гнедич. 10. Александр Грибоедов. 11. Михаил Лермонтов. 12. Александр Пушкин. 13. Николай Гоголь. 14. Михаил Глинка. 15. Карл Брюллов. 16. Дмитрий Бортнянский


4789609441758226.html
4789646366410025.html
    PR.RU™